cincinna_c

Categories:

Ельцин и Российская Федерация глазами ребенка 90-х. Фрагменты из моего романа "Мама!!!!"

Выпуск программы "Время" после убийства Листьева:

"Посмотрела на телевизор — там Ельцин. Говорит про какие-то какие-то «мафиозны группы». Так и сказал: «мафиозны». И еще - «прокаратура». Прям как баба Лиза! Пьяный ведь. Саша пьяных не переносит и за версту видит. Даже за тысячу верст.
<...>
Ельцин продолжал говорить. Снимут каких-то начальников. Виноваты какие-то мафиозы. Толстый. Ну натурально заплыл и сейчас лопнет. Кто же его такого пустил выступать? Мама сидела спиной к ней, положив руку Саше на лопатки, Саша в ответ обхватила полную маму двумя руками. Ельцин долго еще говорил что-то о наказании начальства. Еле языком ворочал. Вслед за ним взял слово низенький дедушка с огромными бровями. Он выступал очень торопливо, сбивчиво и неразборчиво. Саша ничего не поняла, кроме того, что у президента есть сторонники и что не надо делать поспешных выводов. Глаза ее закрывались. С первого крика учительницы «Убили Листьева» она мечтала об этой минуте. О том, как вернется мама, как укроет ее одеялом, обнимет и усыпит. И всю ночь будет рядом, только утром уйдет на работу. Уж завтра-то Саша не проспит. Она обязательно встанет и проводит маму. Или пойдет посидеть к Аньке, хоть ее и не звали.
<...>
Какой противный звук. Этот писк, почти как перед началом телепрофилактики. Саша чуть приподнялась выглянуть из-за маминой спины. Ельцин и дедушка с бровями стояли теперь перед огромным портретом Владислава Листьева, больше них самих. Точно таким же, какой был до «Времени». Оба вдруг сделались перед Листьевым растерянные, какие-то мелкие, нелепые. Можно представить, как им страшно — убийцы-то в Москве. Их самих тоже могут убить. Запросто. Саша вообразила, как стреляют в подъезде пьяного Ельцина. Нет, он ведь во дворце живет! Во дворце стреляют, значит. Интересно, у него во дворце пол чистый? Саша видела дворцы на открытках из Петергофа. И в книжке «Петербург. Петроград. Ленинград». Ну и по телевизору, конечно, в познавательных передачах. Не замечала, какой там был пол. Уж наверняка не заплеванный. Она еще раз попыталась представить, как убьют на полу Ельцина. И как все будут плакать по нему. По-настоящему. Еще сильнее, чем по Листьеву. Только они с мамой не будут. Наплакались…"


Сцена в библиотеке

"Красными, вырезанными из бумаги буквами на торце верхней полки было написано: «Наша страна – наше достояние!» Ниже, уже синими – «РСФСР». Под этой надписью лежали раскрытые книги с картами разных частей страны, с фотографиями гор, моря, озер, одна книга была раскрыта на огромном снимке змеи.
Саша внимательно всё рассмотрела.
– Разве наша страна не СССР?
– Давно уже нет, – сказала Людмила Георгиевна и подошла ближе.
– А как она теперь называется? РСФСР, значит?
Людмила Георгиевна откашлялась в кулак:
– Да уже и не РСФСР. Это мы с прошлого года не сняли.
– Россия наша страна?
– Россия. Или Российская Федерация.
Саша оторвала из надписи «РСФСР» три буквы, получилось «РФ».
– Вот так! Вы их вместе прилепите – и всё! – она показала в руке три смятые буквы «ССР»: – А это куда?
Библиотекарша скомкала бумажки и выбросила в ведро. Букву «Ф» она аккуратно отлепила, взяла со стола клей в тюбике и приклеила рядом с первой буквой – получилось хорошо"

Еще: Ельцин глазами ребенка в романе Александра Пелевина «Покров-17»

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.