Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

25+

Восстановила доступ спустя шесть лет!!!

Ну и ну! Я смогла наконец зайти в ящик, к которому был привязан этот аккаунт. Сменила пароль и — вуаля! — зашла! Интересно, здесь есть хоть один живой человек из тех, кто меня читал? Я уходила из ЖЖ небольшой королевой, у меня было 300 с чем-то френдов и иногда журнал цитировали СМИ. Теперь у меня под 15 000 подписчиков на Дзене и еще больше — в Фейсбуке. 

Говорят, в ЖЖ совсем нет цензуры. Проверим

25+

«Ленин не смог — сможем мы». Приходите знакомиться

Вздумала выступить в спарринге с петербургским фюрером другороссов Андреем Дмитриевым

дмитриев я

Дебаты к 96-летию Октябрьской революции

Не пора ли сбросить Ленина и Сталина с парохода современности?

Да — Анастасия Миронова, журналист «Эха Петербурга»

Нет — Андрей Дмитриев, лидер петербургского отделения партии «Другая Россия»

Модератор — Кирилл Коротков, литературный критик

Специальные гости — писатели Герман Садулаев и Андрей Аствацатуров

Большинство левых движений и партий в России чтят Владимира Ленина и Иосифа Сталина. 7 ноября активисты выходят на улицы с их портретами и зажигают кричалки, вроде «Ленин смог, сможем и мы». Нужно ли это российским левым в XXI веке? Не пора ли сбросить вождей первой половины прошлого столетия с парохода современности и отказаться от их наследия? Может быть, именно оно мешает левым завоевать симпатии народа и прийти к власти? Участники дебатов дают противоположные ответы на эти вопросы, а поединок покажет, чьи аргументы окажутся убедительнее.

Клуб «Никаких орхидей» (ул. Коломенская, д. 9)

8 ноября, начало — в 19.00.

25+

Я вашим детям себя в жертву принесла, а вы меня топчете

Ответ недоброжелятелям в связи с моим участием в андипедофильском скандале. Так много на меня посыпалось грязи после вот этой публикации о Поле Де Женотье, что пора ответить. Не очернителям - тем, кто пока раздумывает, верить ли мне.

Правильно сказали те, кто знает, что не нужно мне имя делать. Я не в той сфере работаю, где скандальная слава нужна. Могу даже больше сказать - она мне претит. Так, все люди, с кем в Тюмени у меня были рабочие связи, теперь мне пишут и звонят с разными нехорошими вопросами, сочувствием. Пресс-секретари ведомств, ньюсмейкеры. Это очень постыдно, однако я полностью была готова к такой реакции. 
Что отвечаю полудуркам, так это не из желания оправдаться в их глазах - я вижу, что еще очень многие не верят мне. И я не хочу, чтобы они поверили троллям, завистникам и очернителям. 
Последние несколько лет мне многие завидуют. Тому, что в Лондоне жила и жила неплохо, завидуют свободе, уму, опыту, путешествиям (недавно считала - насчитала 76 стран), кругу общения. И, главное, журналисты завидуют тому, что никогда я не продавалась, никогда не опускалась до заказухи, никогда душу свою не закладывала, а все у меня хорошо. Иные продают себя всю профессиональную жизнь, а в итоге жизнь у них - скотоподобна. 
Кроме того, я много лет мешала властям, органам, совала нос в их сомнительные дела. Волнами осуществляли на меня заказ - гнобили, топили, писали, что мне 40 лет, что я детей двоих бросила, что алкоголик, что работала в политпиаре. Это шло от МГЕР местной, от продажных журналюг. И уже здесь, в СПб, вижу, что продолжается заказ. В Тюмени не хотят, чтобы честный журналист окреп на федеральном уровне и уже прибыл в регион, имея за собой крупное издание - то есть, приехал, мало уязвимый для местных козней. Здесь, в Петербурге, я уже влилась в некоторые компании, которые из-за своей оппозиционной активности находятся под пристальным вниманием власти. Меня в качестве превентивной меры снова "заказали" в Тюмени топить, чтобы здесь было тяжелей подняться. 
Все это убого и прозрачно. И мало меня волнует. Как не должно волновать и всех тех из вас, кто способен понять, что между обращением в СК и моей профессиональной жизнью нет ничего общего. Раскрою секрет: журналисты тоже становятся жертвами преступлений. В том числе и в детстве. Еще скажу для малопонятливых: если бы мне так было нужно на этой теме подняться, то я бы это давно сделала. И уже пожинала бы лавры известности. Не ждала бы столько лет. Я от своего имени заговорила об этой компании, только когда поняла, что сие - последняя мера. Я от раскрытия своего прошлого имею точно гораздо больше негатива, нежели пользы. Ублюдки и куры рябые, полагающие, будто слава жертвы педофилов кому-то не дает покоя - вы представьте, как на меня теперь смотрят знакомые, друзья, родственники. Плохо смотрят. Кое-кто даже с отвращением. 
Все это я рассказываю не для того, чтобы о себе поболтать. Я хочу, чтобы все поняли: нет у меня мотива себя оговаривать, навлекать на себя позор. И нет ни у кого права мое обращение в органы связывать с моей работой. Не будь я журналистом, эта история далась бы мне проще: не появилось бы у оппонентов (назовем их столь благообразно) возможностей поспекулировать на карте, оставленной очернителями. Волну брани вокруг меня не вчера подняли и не позавчера. Оппозиционных журналистов у нас по заказу ругают нещадно. А тут - такой подарок. Товарищи со стороны Поля и его компании решили примазаться ко всему мусору, что уже на меня вывалили. А заказанные писаки, всякая требуха с сайта тапки.орг подхлестнулись и решили меня представить полумной педоистеричкой. Всем моим недоброжелателям эта история оказалась на руку. 
Я достаточно умна, чтобы все это предвидеть. И если я пошла на такой поступок, на открытое обвинение, значит, я очень хорошо уверена в своих словах и общественной пользе, которую принесут мои упорные попытки посадить Поля. 
По факту есть одно: я вам, мамашам и папашам, себя в жертву принесла (повторю, что своих детей у меня нет), а вы меня топчете.
Я все сказала
25+

Вспомнилось перестроечное мое горькое детство. Среди зверей

Рано начали оставлять блюсти очередь. Или за хлебом отправлять, когда по несколько часов в давке стояли. 
Один раз торчала в очереди за сметаной. Год 89-й, мне пять лет. Долго стояла, но к дверям магазина дошла как раз к обеденному перерыву. Сказали - после обеда приходите. Я дома поела и снова - в очередь. К вечеру уже моя очередь подошла. Бидончик подаю (на разлив раньше сметана была) и деньги. Продавщица деньги забирает и - в карман. Делает вид, что я ей ничего не давала. "Иди, - говорит, - девочка, за деньгами". И другой продавщице на ухо - "А че? У нее все равно отца нету". Мол, неопасно и нагреть ребенка - заступаться же некому. На всю жизнь запомнила. Вскоре мама пришла - отправились разбираться. Продавщица наглая врет, говорит, может, я деньги потеряла или проела. Так и не отдали. И сметана кончилась. 
Один раз с мамой стояли за сахаром, в наволочку нам насыпали, а она по дороге порвалась. Такая обида и стыд за беспомощность. 
А однажды - тоже лет в пять - нас с подружкой в очереди за хлебом задавили. Я испугом отделалась, а той сломали что-то. В больницу попала. Помню, как взрослые мужики, увидев, что поддоны с буханками почти пустые, и узнав, что завоза не будет, стали надавливать и прям по нам к прилавку побежали.
25+

Машу ручкой

Вернулась из Голицына. Неделя на семинаре МШПИ, а впереди - возвращение в Петербург, бытоустройство и освоение района.
Не отступаю от задачи найти-таки оригинальный журнал с впервые опубликованной рецензией Бердяева на роман Гюисманса "La bas". Источники сообщают, что журналичик сей уже лет двадцать всплывает у букинистов то там, то тут. Как и французские издания самого Гюисманса. Всю свою библиотеку я оставила в Тюмени, заховав по шкафам молчаливых родственников - берусь сколачивать новую.
Я вам больше скажу: Бердяев мне не так уж и сдался, однако для организации жизни мне всегда нужна куртуазную цель, куртуазную любовь. Словно рыцарю - его Прекрасная Дама. Даму вовсе необязательно видеть, и, упаси Бог, обладать ею, ведь самый толк - стремиться к ней, преодолевая заведомо провальные обстоятельства. Достаточно держать прекрасное имя в сердце и посвящениях. В том и суть.
Так и у меня. Куртуазная цель, куртуазная любовь, куртуазные ориентиры. Дисциплинируют, мотивируют, окрыляют )))))

Про семинар в Голицыне расскажу, когда на сайте Школы выложат все записи выступлений. А еще - покажу вам, где можно найти отличный образец качественной периодики. Экспертный журнал о культуре, политике, экономики... Журнал, который приятно держать в руках и который делают люди, приятные во всех отношениях. Но пока не показываю - саспенс...

Ну все, поехала в Петербург решать свои куртуазные задачи. Кстати, "Шоколадница" у трех вокзалов - безусловный лидер посещаемости: шесть раз за два месяца. Понаездила же я...

Мой номер 906 271 56 06, звоните не стесняясь.
25+

Питер стал периферией. Побег из провинции в провинцию, или Я уезжаю

Так сложились стечения дурных и прекрасных (большей частью) обстоятельств, что мне снова пора уезжать. Здесь я уже не к месту. Большой город в России это все же не city. Много езжу по стране в последние годы и все сильнее ощущаю, что перекос в сторону централизации у нас набрал возмутительный градус. За пределами Москвы не остается ничего. Нет интеллигенции (местечковость алчных чинуш от культуры и образования подъедает ее остатки). Нет журналистики - другие чинуши в своем желании угодить тем, наверху, зачистили информпространство, кого копеечкой приструнили, кого - кнутом. Провинция сереет. Убога.

На фоне общероссийской вялости достаточно импозантно выглядят города сытые. Казань, Уфа, Тюмень и ее север. Здесь народ покупал себе компы, пока вся страна только облизывалась на диковинки. Здесь есть городские порталы с 50-60-80-тысячной дневной аудиторией при населении в 600 тыс. человек. Здешние жители привыкли к заграницам. В общем, причин носить шоры у более или менее сытого тюменца, сургутянина поменьше, чем у обитателя славного города Рязани, к примеру. Но и мы - провинция. Справа нас хлопают, отодвигают на периферию, а слева - сытый народец лезет на сайт BBC и собирается тыщами в -28С. Конфликт имеется, но ждать, пока он породит дитя, мне уже не по силам.

Я уезжаю. Снова уезжаю. На сей раз - в Питер. Тут нужно сделать нелирическое отступление. Везет тем, кто, может, даже втайне от себя, тешится надеждами: ну, если уж совсем громыхнет, то за границу убегу. Пересижу.
Мне везет меньше, я не тешусь. Бегала. И, к несчастью своему, знаю, что к эмиграции не приспособлена. Поросячьи настроения у меня остыли. Я на эмиграцию не надеюсь - знаю, что для меня это пытка. В общем, стоит необходимость хлопать ушками здесь. Я решила хлопаться в сторону Питера. Хотя...

И здесь - отступление второе. Питер стал ужасно провинциален. С 1999 года посещаю я этот город и вижу, как мощь его, влияние сворачиваются. Питер вытеснили на обочину. Ничего исторического он уже не вершит. Не осталось там лидеров мнения, влиятельных газет и могущественных экспертов. Так, шустрят  преимущественно по-мелкому, и только. Это, конечно, не Тюмень, но уже и не колыбель революции.

Однако я еду туда. Во многом и из-за достигнутого по случаю увядания баланса деловой живости и бытового спокойствия. Питер стал размеренней, чем 13 лет назад. Нет давки за места в первом ряду. Самого первого ряда тоже нет - места в партере перемешаны, ряды расстроены. Питер будто вздохнул горько и с пониманием. "This is it for now, ain't?"

... и тут появляюсь я!

25+

Сфотографировались

Павел Анущенко запечатлел момент долгожданной встречи. Этюд "Жена вернулась из отпуска"



А это, собственно, я их. На телефон за 1 800 р.




Павел в тот день был настроен разнообразно


А мусье Глухов улыбку до сих пор не снял. Скучал, однако


Вот такие пасхальные гуляния

Да, а это я на семинаре МШПИ


25+

Что за зверь такой МШПИ? Проверено на себе. Разведчиков и засилья масонов не обнаружено

Я, как человек любознательный, безусловно интересовалась Московской школой политических исследований, но ничего обстоятельного о Школе (как же нашему языку не хватает артиклей!) не слышала. Версии встречала разные: от происков Госдепа до масонских заговоров и шпионских сетей. Когда мне пришло приглашение поехать на семинар МШПИ, я провела небольшой опрос, взвесила репутацию человека, меня порекомендовавшего (пиарщик Анна Морозова), и решила отправиться. Теперь могу сказать: семинар МШПИ стал первым, пожалуй, мероприятием, за участие в котором мне не стало стыдно ни на минуту. Впрочем, масоны там все же были...

Для провинциала семинар МШПИ — особое откровением. И не в представительности участников, не в обилии высоких слов, не в серьезности экспертов дело. МШПИ — это то место, где публично говорят о том, о чем мы привыкли рассуждать лишь между собой. Не припомню я в своем регионе ни одного события, отметившегося бы громкими дискуссиями на тему отсталости гражданских институтов в России, на тему преступно проведенных выборов и несостоятельности демократии в современной ее форме. Обо всем этом мы думали, рассуждали, читали в сети, но никогда, никогда не слышали произносимым столь громко и внятно.


Collapse )
25+

Рассказ тюменского северянина о том,как наше посольство кинуло российских туристов с Costa Concordia

Расшифровка рассказа человека, который выжил на Costa Concordia. Игорь Николаенко из Березово (ХМАО) очень подробно рассказал о том, в каком состоянии был корабль, как не подготовлено было спасательное оборудование, как бесстыдно их кинула команда, как холодно приняли потерпевших крушение туристов обитатели острова, на который они выбрались. И главное - как наплевательских отнеслось к спасению россиян наше посольство. Я была в шоке. 
Здесь текст. Видеозапись у нас по ссылке

- На корабль попал я очень просто. Ребята пригласили с Москвы отдохнуть. Они уже пользовались услугами этой фирмы «Коста круиз», которой принадлежит этот корабль «Коста конкордия» и еще несколько таких же. У них это был уже третий круиз. Им понравилось: компания серьезная, условия комфортабельные, прекрасные. В плане, экскурсии грамотно составлены. В общем, им понравилось, и они меня пригласили. Были выходные каникулы и я поехал в этот девятидневный тур – с заездом ы Барселону, Рим и т.д.


Collapse )