Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

25+

Скурвились

Два вечера в Тюмени смотрела новости: ничего не узнала о событиях в городе. Журналисты кажут только самих себя и губернатора: каждый день журналистам в каких-то конкурсах призы дают. Позавчера губернатор вручал, "за активное сотрудничество", вчера они пели в караоке на приз департамента информполитики области и получили награды от управления ФСКН, "за объективную критику". Зоопарк еще казали, вот! И Омельчука.
Больше нечего. За полтора года вычищены остатки, в СМИ не осталось даже тех, кто писал хоть и нечестно, но красиво... любых способных вымели. "Культурные обозреватели" сейчас обидятся. И поделом: какая культура, такие и обозреватели остались.
Сидят в телевизоре лоснящиеся хари, играют в караоке с ментами и чинушами из правительства области, пресс-секретарь губернатора поет какую-то песню Киркорова - ему "пресса" подпевает, все это в пяти новостных выпусках за день гоняют на госканале за бюджетные деньги.
На 2014 года в облбюджете на "освещение деятельности правительства ТО" выделено более 500 млн руб. И в городском бюджете - до 80 млн.
Половину лиц с голубых экранов смутно узнаю: кредитами обвешаны, машины у них в залоге, уже битые, дети...
Глупые, чего уж... нехай теперь за свой Хендай от Запсибкомбанка подпевают чинушам.
Кто на безделушки не падок был, тот как-то вывернулся: уехал, ушел из официальных СМИ в блоги, публицистику, обещественные проекты, а зарабатывает другим трудом... остались в основном, как я понимаю, подонки, искренние глупцы и закредитованные. Система сама все сделала
25+

О роли Майкла Джексона в российской политической борьбе

 Как-то пропустила я знаменательную для меня дату 25 июня. Что случилось  два года назад 25 июня? Смерть Майкла Джексона. Нет, не подумайте, будто я убита горем. К Майклу Джексону я равнодушна.
Но смерть его меня затронула. Умер он, когда во мне еще трепыхалась социальная романтика, жила какая-никакая вера в противостояние режиму. Был задор, была необходимость проявлять социально-политическую активность.
К концерту Майкла Джексона в Лондоне я готовилась, потому что в охране арены O2 в Лондоне работали приятели. Я решила воспользоваться связями и на весь мир забабахать красивый финт ушами. Тогда среди россиян было модно играть на теме противостояния членов Тандема. Мы с сообщниками планировали пронести на концерт Джексона огромный баннер "Медведев, уволь Путина!" (на русском) и развернуть его на трибуне. Попали бы во все мировые новостные сводки, а это уже не шутки. 
Баннер соорудили сами (в ход пошли два паруса от скайта), так как в печать сдавать его боялись. По ночам на частном дворе в глухом-глухом районе тренировались этот баннер разворачивать/сворачивать. 
Заимели билеты напротив медиа-зоны. А Майкл Джексон взял и умер. От расстройства я даже билет сдать забыла. 
После этого была попытка устроить акцию 1 сентября на Вестерплатте, куда посочувствовать полякам ехали Путин и Меркель. Была даже получена аккредитация на первый день празднования (или скорби) и разработан вшивый план. Но сообщники меня подвели и пришлось мне вместо Вестерплатте проскочить Польшу и в компании одного предприимчивого русского парня укатить в Россию.
Ну а потом все очень поменялось. Энтузиазм угас, ему на смену пришло чувство беспомощности и политический фатализм.
Борца с режимом из меня не получилось. Сил хватает только на унылое вяканье в жж. Остальные силы пошли на борьбу с ощущением безысходности и беспросветным пессимизмом. 
25+

Про Amy, меня и мой Лондон

 Для меня Amy Winehouse стала одним из символов Лондона и моей лондонской жизни. Годы этой жизни пришлись как раз на выход Amy из тени, ее бешеную популярность, всплеск скандальности и интереса к ней СМИ. Срок мужа, реабилитационные клиники, побег из рехаба - все это подробно освещалось газетами. 
Amy в Лондоне любили. И она точно не была "неформатом", как в России. У нас, согласитесь, пристрастие к такой музыке многими оценивается как причастность к мифическму сообществу "неформалов", которых в 90-х душили-душили, душили-душили...
Amy же любили разные люди. Ее песни я слышала и в анархистском сквоте, и в марокканском ресторане. Она пела как в Сохо, так и в вонючих клубах Камдена. Мы могли ее увидеть и в андеграундном театре Ислингтона, и на вручении телевизионных премий. 
Я видела Amy в толпе среди посетителей воскресной барахолки. Встречала и на улице Brick Lane, где много звукозаписывающих студий для того же андеграунда. Чуть ближе видела ее на Ислингтоне. Растрепавшаяся, еле живая, она брела утром за кофе. Руки-палочки, мышцы напрочь отсутствуют, будто выжжены кислотой. Дряблое, больное тело. Страшно.
Вернувшись в Россию, я не слушала Amy. Я избегала многое из того, что было связано с Лондоном: я перестала читать блоги резидентов Лондона, на всякий случай удалила из ленты всех путешественников, даже про Дживса с Вустером не смотрела. У моего отъезда было много причин, но только не нелюбовь к Лондону. Лондон я люблю, я очень по нему скучаю. Я помню в деталях все районы, в которых бывала. Я даже помню, чем пахнет на той или иной станции метро. Лондон часто мне снится. Я вижу, что вернулась в Лондон и больше мне не нужно будет оттуда уезжать. Я до сих пор страдаю. Мои отношения с Лондоном задались сразу: он с первого дня меня принял, не пустил по кругам адовых иммигрантских страданий, а дал работу, жилье, учебу, мужа. А я в ответ с того же первого дня почувствовала себя словно дома, уловила пульс города, совпала жизненным ритмом с его обитателями. И я тоже полюбила Winehouse. 
В Лондоне мне было хорошо. Сейчас я понимаю, что только нестерпимые семейные проблемы заставили меня уехать оттуда. И я начинаю злиться за то, что мне когда-то повстречался первый муж, из-за которого я в итоге и уехала. Я бы с радостью прожила без него. Я бы точно нашла, как там остаться, не особо переживая из-за отсутствия в моей жизни польского героя-любовника. Да, я бы не уехала от нелюбимого первого мужа и потому не встретила бы второго. Но вот сейчас я уверена - я бы предпочла вообще не влюбляться, не выходить замуж, не уезжать, не влюбляться и не выходить замуж снова - я бы предпочла остаться в Лондоне.  С тех пор как я впервые приехала из Лондона в Россию, я ни дня, пожалуй, не проводила в этой стране абсолютно счастливо. Даже во время самого увлекательного, самого нежного и самого обостренного романа в моей жизни - романа со вторым мужем - я, если честно, каждый день чувствовала утрату - я потеряла Лондон. Теперь я стала вялой, во мне все меньше любопытства, я никуда не хожу, меня мало что интересует в жизни города. 
Больше всего я хочу в Лондон. И не на "побыть", а навсегда. Туристом я туда не поеду - я не переживу второго отъезда. 
И живу я сейчас с неисполнимым желанием. Кто-то живет со сломанным носом и при этом мечтает стать космонавтом. А я живу с мечтами вернуться в Лондон и попасть, наконец, на концерт Amy Whinehouse. 
Сегодня я впервые после возвращения в Россию слушаю Amy. Хочется плакать. Я прощаюсь. Прощаюсь не с ней, а с Лондоном. Это моя трагедия.
25+

А у нас в Тюмени есть бесстыжее радио

Когда возвращаешься в Россию, тебя с размаху оглушают несвободой. Именно оглушают. Я говорю о всякой разной музыке в автобусах, маршрутках, рекламных объявлениях в метро, призывах в торговых центрах. В туристских местах еще и гиды разные орут в мегафон - ставят тебе ультиматум: либо ты час трясешься в их экскурсионном автобусе, либо навсегда прослывешь лапотником.
А когда возвращаешься в Тюмень, то шумовая завеса тебя просто убивает. А все потому, что у нас есть городское радио... или радио "Город". Как называется эта дрянь, что орет из динамиков по всему центру города? Страшно мешает. Причем не только нервам, но и работе, делам. Если работаешь в центре и на обед отправился прошвырнуться с друзьями по пешеходному бульвару, на содержательный разговор надейся, но не полагайся: маршрут твой так может совпасть с назойливой рекламой и вчерашними новостями, что станет не до разговоров - быть бы живу.
А вот сегодня... Стояла на остановке, заблудилась, не могу дождаться маршрутки в 3-й Заречный. А мне туда по делам, даже, я бы сказала, по работе. Звоню другу - мол, посмотрите там в сети, какие есть пути обхода этого транспортного коллапса. Мне звонит, а тут дождь. Куда все недопассажиры дернулись? Под остановочный козырек, конечно. И я за ними. Психую, опаздываю, мне по телефону объясняют, как сесть на 39-й, а над головой эти дурилки, орут и орут, орут и орут. В общем, пока дождь не кончился и я не отошла от зверь-динамика, уехать не смогла. Итог - опоздала на мероприятия. И пусть там, в Заречном, дети шары гоняли, а не Путин прессуху давал. Дети, они, конечно, и на бис погонять могут, но все равно как-то неприятно из-за такой дряни опаздывать.
Короче, радио "Город" - это возмутительно. Это бесстыже, настырно, мерзко. Те, кто дал добро на его вещание, совершенно не думают о людях. Они-то уж точно не ездят на автобусах, не добираются до работы пешком и обеды проводят явно не на улице. Иначе они бы эту шумовую завесу давно прикрыли.
Попса в автобусах, шансон в маршрутках, блатняк в такси да радио над головой - это возмутительно. Не могу себе представить жителей Лондона, Варшавы или Берлина, которые бы без боя позволили так бессовестно засорять свои головы и лишать себя права на спокойствие.
Я не хочу слушать музыку в автобусе - я там читаю. Я не хочу терпеть воровские песни в такси - я могу не сдержаться. И я не хочу постоянно слушать про языковые школы, скидки на золото и прогноз погоды - я, блин, на улице хочу болтать с друзьями, решать по телефону свои проблемы. Хочу читать, пить кофе, злиться, умиляться, спешить... Но только без радио "Город".
Кто там у нас потребителей защищает? "Северный стандарт", не займетесь этими наглецами?
25+

Полное затмение

Есть такой польский композитор Ян Качмарек (Jan Kaczmarek) из богом забытого Конина. Учился музыке плохонько, говорит, учитель больно любил указкой побивать. В общем, плохо он выучился. И не стал исполнителем. И композитором-то серьезным не стал, то есть он начал писать музыку к фильмам.  Почти к 60-ти фильмам написал. "Оскара" получил за "Finding Neverland". Работал с Вайдой, Поланским, Кеслевским, в Голливуде он со всеми на "ты". Но это ерунда. Качмарек написал треки к самому  музыкально цельному, на мой взгляд, самому красивому в музыкальном оформлении фильму. Это "Полное затмение" Агнешки Холланд. Не назову я ни одного фильма, саунд-треки к которому так бы мне понравились и показались бы так удачными. Фильм о поэзии, о любви двух поэтов, Верлена и Рембо. Снят польской эмигранткой. В Польше Агнешка Холланд снимала скорбные, нервные фильмы морального неспокойствия про социлистический быт, этический надрыв. Про тесноту, алкоголизм, блат, соцбезумие. А потом очнулась и позвала Дэвида Тьюлиса с Леонардо Ди Каприо играть французских поэтов-абсентистов. А подыгрывать им взяла Качмарека. И так они сыгрались, что смотришь на них и уже второй десяток лет хочется плакать. И пусть фильм строится на домыслах, пусть там грязь, абсент, голые тщедушные тела. Эти четверо так все обделали, что ты смотришь и плачешь. Над литературой французской, над Верленом, который не вскочил на пароход современности, над волчонком-Рембо, над любовью их, такой непонятной, такой нелепой и такой страшной. И еще удивляешься, как эти два поляка, Холланд из послевоенной растоптанной Варшавы и Качмарек вообще из Конина... как они и два англо-саксонских оболтуса так все почувствовали. И любовь, и упадок, и энтропию, и надрыв эпохи. Удивительно аукнулся увядающий французский символизм в сердцах этих четырех людей, так далеких, казалось бы, от эстетики декаданса. Особенно в сердце Качмарека из Конина.





25+

Некуда пойти

 Ну все. Скучно мне стало в этом городе. Нашем? Да наверное, теперь уже вашем. Скучно и тесно. Моему одиночеству здесь тесно. Если куда зовут, то чай травяной пить, про детей болтать, работу вшивую, про зимнюю резину и нерезиновые кошельки. Многие забурели, по домам сидят, пухлозадых жен поглаживают. Они бы и рады куда пойти, только зады гладить надо регулярно, да и жены моим приездом насторожены - оказывается, в чьих-то глазах я еще не отделалась от репутации бляди. 
Город затих, забурел. Интеллигентные люди больше не склонны проводить время в безвекторных шатаниях и по кабакам. Сходят себе на концерт какой - и сразу домой бегут, чай пить и баранки есть. Синефилы не ходят в киноклубы, меломаны если и выберутся куда, так только чтобы по-быстрому нажраться и сплясать под ультрафиолетом гопака. Пианисты вдруг засели за рояли, виолончелисты добывают нефть, художники летают на самолетах, алкоголики истошно молятся. 
Тесно мне. Духу негде разгуляться. В дискуссионных клубах заседают зеленые студенты, напыщеннее пубертатных прыщей и темнее  сибирских валенок. На встречи с поэтами приходят одни и те же 5-7 человек + два десятка беспросветных дурочек. В киноклубах делать нечего - в одном пошли в угоду популистким взглядам и крутят "авторский мейн-стрим", в другом победила охлократия и глушит зрителей пубертатным же социальным кино. Хорошее кино массовому тюменского интеллигенту не по вкусу и не по зубам. Масса требует категоричности и крови, оставшиеся единицы крутят кино дома.
В библиотеку университетскую зашла - думаю, может там к кому привяжусь, заболтаюсь, зазнакомлюсь. Так там половина читального зала сидит перед мониторами. А на мониторах-то, на мониторах у всех страницы вконтакте открыты. 
Немиров приехал. Ну, думаю, заскочу, посмотрю, кто собрался. Все так же. С четыре десятка глаз смотрят осоловело на тюменских монстров. Хоть бы уж не постеснялись спросить, как монстров зовут, раз уж пошла такая история. Сидят, в паузах облегченно выскакивыют из аудитории, как от зачумленных. Я посидела-посидела и тоже пошла. Даже выпить никто не позвал.
Как-то упустила я момент, когда все разъехались, разбежались по домам, забурели. Когда уезжала, каждая выставка, каждый концерт почти всегда были маленьким праздником. Там можно было найти любимых собеседников, вечер до поздней ночи был обеспечен приятностями. Каждая вылазка приносила новые знакомства и новых гостей в дом. Сейчас все как-то отяжелело. Лица либо новые, либо озадаченные. И понять не могу, кого не хватает, кто выбыл.
А я бесед хочу увлекательных. Знакомств интересных. Влюбиться хочу. Вот влюбиться особенно надо. Прям сейчас. А как, если все вокруг вяло? 
Вялая стала эта Тюмень. Что ни говорите. И очень тяжело оказаться в ней одной, без семьи, без причал, без обязанностей. 


 
25+

Поет мой муж

Ха!!! Муж мой любит петь и играть на чем ни попадя. Чаще в огороде, но иногда балуется с друзьями в студии. А вот теперь он взял и записал вдруг песню "Дикий мужчина" Шнура. Сам спел и сыграл, смиксовал друг. Советую послушать - для аматора сделано очень даже неплохо. И запись (почти) студийная. У нас в Тюмени и профессионалы нередко хуже записываются. К тому же, ведь интересно, как поляки "Ленинград" поют.




Да, кстати. Поляки и вообще европейцы к нашему року относятся снисходительно. Реакции "WOW" я слышала только на "Ленинград", "Ноль" и "Аквариум". Еще "Пилота" одобряют местами. Остальное извинительно называют мурой.
25+

Все равно задавят

Сейчас начинают активно объяснять населению, как себя вести в случае бедствий, давки, пожара. Как вести себя в толпе, чтобы выжить и спасти других. Не ломиться к выходам, отойти от дверей, чтобы дать их открыть, не подталкивать соседей, ибо от этого они быстрее не побегут. Вот только все это зря.
Если в давке в "Хромой лошади" двое-трое все же попытались бы сохранять спокойстивие, их бы затоптали менее рассудительные граждане. Всегда найдется дрянь, которая не раздумывая помчится к спасению по чужим головам и ребрам. Я однажды попала в давку на Дне города. У нас собака рванула и унеслась прямо в огромную толпу, пришедшую на концерт "Дискотеки Авария" (или "Отпетых мошенников"?). Толпа напирала на сцену, ее стали оттеснять, но кое-кто считал заслуженным лицезреть кумира вблизи и пер к сцене. Я до сих пор не поняла, как так вышло, что в толпе, где все стояли стиснутыми, я вдруг оказалась на земле и меня начали топтать. Я кричала под ногами, а быдло ступало по мне и, утомившись в долгом ожидании зрелища, орало:"Концерт! Концерт!" В итоге толпу разгоняли водяными пушками. Несколько погибших, сюжеты по федеральному телевидению.
Я чуть не умерла в толпе - я ее боюсь. И не верю, что она управляема рассудком.

Да, а собачку подругину задавили.
25+

(no subject)

У нас сидит чувак, который работал с Кеслевским, Поланским (на "Пианисте"), получал призы из рук ДеПальмы, Такеши Кетано. Режиссер, в общем. Поляк.
Круто. Иногда моя скудная лондонская жизнь подбрасывает мне подарки.