Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

25+

Вандализм, адвокат Павлов — господи, все это уже давно было

Давайте я на примере двух сегодняшних новостей покажу, насколько странными кажутся мне очередные крики о наступлении 37-го года. Мы знаем, что в Москве задержан адвокат Иван Павлов, а в Петербурге завели уголовное дело за граффити с изображением Навального — дело о вандализме. 

Смотрите, 19 января 2009 года в Москве были застрелены адвокат Станислав Маркелов и журналист Анастасия Бабурова (вообще-то, она была активисткой, которую печатали в «Новой», но, ок, продолжим называть журналисткой). 20 января во множестве городов России прошли акции памяти убитых. В Тюмени был устроен мемориал у памятника Борцам революции, анархисты несли туда цветы. Я как раз в то время приехала из Лондона, была в Тюмени. Я снимала акцию. 

Пока анархисты приходили в себя, в ряде городов 20-21 января 2009 года возбуждались уголовные дела против антифа. В Тюмени было возбуждено дело о вандализме — якобы за надпись на здании тюменского военкомата «Не служи ур****м» (пишу со звездочками, т.к. не уверена, внесена ли эта запись в перечень экстремистских материалов). Саму надпись якобы сделали еще в апреле 2008 года. А дело возбудили, как только антифа вышли на улицы после двойного убийства в Москве В Тюмени уже 29 января 2009 года после обысков были задержаны анархисты Андрей Кутузов (преподаватель университета), Рустам Фахретдинов (журналист). Обыск также прошел у анархиста Павла Слободчикова, но сам он скрылся.

Так вот, к этому делу пытались пристегнуть и меня. Мне позвонил следователь буквально в то же утро задержаний и сказал, что я, по его данным, тоже участвовала в акции в апреле 2008 года. На что я ответила, что меня не было в России в апреле 2008 года, я пребывала по месту своего тогдашнего места жительства в Лондоне. В это время я находилась в редакции газеты, где продолжала работать во время коротких визитов в Россию. Я подумала: если у меня прямо сейчас дома идет обыск, они могут забрать мой загранпаспорт, в котором ясно указано, что меня не было в России в означенное время, и я не смогу ничего подтвердить. Тогда я сказала, что в Лондоне лежит мой второй паспорт и в нем стоят штампы Франции — Великобритании, подтверждающие, что я была там все время. Я также сблефовала, сказав, что состою в браке с гражданином Великобритании, который имеет связи в политических кругах, являясь политологом. На самом деле, замуж я за него вышла позже. Уверена, что именно это — заверения о втором паспорте и угроза международного скандала — меня спасли от неприятностей. Зачем надо было меня пристегивать? Не знаю. Но могу сказать точно: кто не застал в России провинциальную журналистику 2000-х, тот ничего не знает о подавлении свободы слова, поверьте. Сколько журналистов сидят сейчас в России? А посмотрите, сколькие садились или были убиты тогда.  Я была провинциальным журналистом, который почти не жил в России, но писал много по местной тематике. Я работала в достаточно тогда экстремальном секторе: долевое строительство, рейдерские захваты, градостроительная коррупция, обманутые вкладчики... Писала я для газеты, которая принадлежала основателям риэлторской компании «Этажи» — тогда она была в своем сегменте очень грозной в Тюмени. Скажу только, что мы писали даже о махинациях с документацией на нефтяные месторождения. Как раз в то время я застряла в Тюмени, оформляя документы для брака, не помню, сколько месяцев я там провела, но явно успела надоесть. И думаю, что меня решили пристегнуть к делу по личной инициативе, возможно, по чьей-то просьбе (застройщики, управление строительства...), но испугались. В итоге в 2011 году я ушла из газеты, так как Ильдар Хусаинов был вынужден обрубить газете подачу кислорода, потому что мы ставили под удар его основной бизнес — какой, все вы теперь прекрасно знаете. Ушла в другую газету, федерального издательского дома. А потом и ее пригнули.

Но вернемся к 20-м числам января 2009 года. После звонка следователя я выкинула телефон и не приходила домой несколько дней. Будущий муж передал мне из Лондона совершенно чистый новый телефон, который технически сложно было подслушивать в российских сетях, мне его передали с оказией через нефтегазовых инженеров, которые возвращались из командировки. Вскоре я улетеле в Лондон. С этими анархистами я была почти не знакома, однако активно вписалась в их защиту, потому что меня саму вообще на ровном месте хотели привлечь. 

Кутузова и Фахретдинова продержали в милиции и отпустили. С Кутузова вскоре сняли обвинения, Рустам Фахретдинов тоже избежал привлечения к ответственности, но я не помню причины: развалилось дело или кончились сроки. Павел Слободчиков был задержан 25 февраля 2009 года и тоже вскоре был отпущен. В дело включилась «Агора». В следующем году на Андрея Кутузова Центр «Э» завел новое дело, по сфальсифицированным листовкам, он был осужден за экстремизм и вскоре эмигрировал. Кажется, он живет в Норвегии, занимается наукой — математической лингвистикой. Рустам Фахретдинов уехал в Петербург и тоже занялся наукой. Павел Слободчиков спустя годы сел за продажу наркотиков. Я вышла замуж в Лондоне и потом передумала там оставаться — вернулась в Тюмень в 2010 году. А к лету 2012 окончательно переехала в Санкт-Петербург, потому что мне на родине просто опасно было оставаться, да и работы для меня там уже не было. 

Вот такая история. Вы действительно думаете, что дело о разрисованной стене это признак всплеска репрессий и личной ненависти режима к Навальному? Да нет, дружочки. Навальный сел, когда мы все это уже давно увидели и пережили. И адвокат Павлов тоже не первый в ряду. Не застрелен — и на том спасибо. Простите за горькую иронию

25+

Куда уходят целыми редакциями

На фоне громких разговоров о цензуре и самоцензуре в российских СМИ произошел массовый уход редакции сайта «Эхо Москвы в Петербурге» и газеты «ЭХОеженедельник». Мы ушли. Все. В редакции остался один внештатник. Редакционные кадры радиостанции «Эхо Москвы в Петербурге» сохранились в неприкосновенности: у них своя редакция, своя информационная политика. У них свое СМИ, в котором, кстати, вообще нет главного редактора. Учредителем сайта питерской редакции радиостанции и газеты «ЭХОеженедельник» является ООО «Эхо», возглавляет которое соучредитель Сергей Недоводин.

Учредитель перенес наш уход болезненно. Но он, похоже, так и не понял, почему мы ушли. Он заявил, что мы легко распрощались с «Эхом».

Это неправда. Мы ушли, потому что СМИ, которое собственными руками решил делать владелец, ни на какое «Эхо» уже не похоже. Они делают что-то другое, чего мы делать не хотим. Мы не хотим вешать на полстраницы редакционный баннер в поддержку «наших солдатиков» в Крыму. Не хотим благодарить «нашего президента». Мы не писали про героические «силы самообороны Крыма», приехавшие оборонять полуостров на БТР. Вместо этого мы продолжали писать, что БТР пригнаны в Крым из СКВО. Когда сопротивляться стало невозможно, мы ушли.

Собственник, давая частные разъяснения, пытается представить редакцию коллективной дурочкой, которая ушла из-за запрета на публикацию поста местного историка Даниила Коцюбинского, призывающего через референдум разделить страну.

Это не так. Ушли мы не из-за Коцюбинского. Мы понимаем, что есть цензура, что в нашем государстве журналист должен балансировать. Однако он не должен, забегая вперед, оскоплять себя и коллег раньше времени. Он также не должен проявлять инициативу через самоцензуру.

От нас ждали именно этого. Самоцензура должна была начинаться в мелочах и дорасти до добровольного отказа от освещения всех точек зрения. Так, по ряду вопросов от редакции потребовали прекратить публиковать мнение украинских властей. Нам запретили цитировать блог министра внутренних дел Украины Асена Авакова. Нам было сказано, что Россия находится в состоянии войны, а Украина - враг.

Мы уходим, потому что нас заставляли самоурезаться до формата РСН. Уходим, потому что учредитель решил, будто нам не нужна классическая модель редакции, ориентированная на главного редактора. Учредитель решил руководить сам. Он сам захотел строить редакционную политику, выбирать, о чем писать, публиковать блоги, править заголовки, сам принимать решения о платном информсотрудничестве с политиками и органами власти. У него есть админ-аккаунт на редакционном сайте - он пишет на сайт что угодно без ведома главного редактора.

Нас такая система не устроила. Даже если бы мы считали нашего учредителя безусловным апологетом свободы слова, мы бы вряд ли пошли на предложенные им правила игры. Все потому, что учредитель — непрофессионал. Если ты соглашаешься отвечать за чужие, непрофессиональные, решения, значит, ты сам — безответственный непрофессионал.

Мы — профессиональные журналисты. Развивать СМИ с учетом хаотичных решений учредителя было невозможно. Мы проинформировали об этом учредителя и ушли.

На радиостанции «Эхо Москвы в Петербурге» действительно нет главного редактора. Нет редакционной политики. Мы так работать не хотели. У нас был главный редактор, мы понимали, кто и за что отвечает в нашей редакции. За два года у СМИ не было ни одного судебного иска, ни одного серьезного конфликта с властями и при этом в СМИ не было цензуры. Просто, мы работали профессионально.

Мы сделали большое и прибыльное СМИ. А потом запустили еще одно. Главный редактор сайта Василий Пускальн два года назад принял ресурс со среднесуточной аудиторией в 8000 читателей, а сдал его — с 168 000 читателей в среднем в сутки. Иногда нас читали в день более 300 000 человек.

Однако почти все, что сделано для развития этих двух ресурсов, было сделано вопреки решениям собственника. Собственник не смог наладить хорошую рекламную службу. Помимо бартера и саморекламы на сайте почти никакой рекламы не было. Однако мы научились зарабатывать без рекламной службы — мы делали деньги на траффике. По сути, мы почти смогли создать полностью независимое СМИ, которое не зависит даже от рекламодателя. Денег сайт приносил много. С нуля редакцией была запущена газета «ЭХОеженедельник». И все это, заметьте — круглосуточный сайт, еженедельник, еще и обзоры для радио — делала редакция с переменной численностью в 5-7 человек.

Мы работали на пределе нагрузки, на пределе энтузиазма, на пределе сопротивляемости учредителю. Нам задерживали гонорары. Некоторые из нас несколько месяцев работали за плату, ниже рыночной зарплаты... продавщицы. У нас бывали случаи, когда редактор не мог позвонить корреспонденту на место событий, потому как у него не было денег. Другой наш редактор ходила на работу в вечернем платье — не на что было купить брюки.

Рассчитывать на продолжительный энтузиазм собственники, конечно, не могли, но мы были готовы еще продержаться ради той самой пресловутой свободы слова. Но как только учредитель прорвал защиту нашей системы, залез в редакцию руководить ею изнутри, редакция закономерным образом ушла.

Мы ушли не потому, что не уважаем чужой бизнес. Мы все понимаем. Никто из нас не надеялся, будто учредитель станет рисковать ради журналистики своими бизнес-интересами. Для питерских собственников бренд «Эха» - просто деньги. Вот только беда в том, что владельцы франшизы — непрофессионалы. Если мы точно знали, как работать в эти трудные времена достойно и при этом не сесть за решетку, то учредитель этого не знает. В отличие от учредителя, редакция — уголовно ответственная. Своими непрофессиональными, хаотичными решениями собственник просто довел бы нас до тюрьмы — настолько безответственно он себя ведет.

Мы два года достойно отвечали за его риски и его деньги, однако за его решения своей головой мы отвечать не хотим. У нас был главред, мы знали, что он за нас отвечает, а мы — за него. Вместо главреда решения стал принимать собственник, который за наши головы априори ответственности не несет и о потенциальных уголовных последствиях своих решений не имеет ни малейшего понятия.


Мы хотели уйти постепенно. Мы готовы были ждать новых людей, которых даже согласились бы обучить. Но учредитель лучше нас почувствовал, что найти еще одну такую команду будет непросто, а потому выпуск газеты был заморожен уже во время верстки. Работа сайта переведена на дневной режим. Будут так работать, пока не найдут новых людей.

Конечно, все вправе попробовать себя на освободившемся месте. Туда придут новые люди. Они попытаются что-то изменить или вовсе —станут просто отсиживать зарплату. В любом случае, мы, старая редакция, всегда будем знать, чем там эти новые люди заняты.

А с вами мы прощаемся до новых и скорых встреч. Мы, безусловно, не уйдем из профессии. Мы вернемся и надеемся, что наши читатели вернутся к нам тоже,

с уважением,

экс-главный редактор сайта echomsk.spb.ru и газеты «ЭХОеженедельник» Василий Пускальн, бывший заместитель главного редактора Анастасия Миронова, журналисты: Эльвира Хасаншина, Илья Юшковский, Дмитрий Кириллов

25+

Почему они взрываются: может, дело в разврате?







В Сочи ищут смертницу. Некая Рузана «Салима» Ибрагимова якобы бродит по Сочи. Неудивительно. До Олимпиады три недели: за это время из мешка в Сочи еще многих вывалят. Я по-прежнему уверена, что некоторые люди старательно работают на срыв Олимпиады в целях сокрытия масштабов хищений. Доку Умаров обещает взрывы! Не боитесь? Ну вот вам тогда межнациональные стычки! Мало, не купились? А вот вам теракты! Не страшно? Вот уже и смертница по Сочи ходит, а к ней еще приедут, поди, до ансамбля!



Органы вполне способны за три недели до Игр скрыть информацию о прибывшей в город смертнице. Если информация утекла, значит, в органах есть лица, заинтересованные в подрыве доверия к Олимпиаде. Эти же лица осенью, видимо, объявили в розыск четырех потенциальных шахидок. Да так объявили, что о смертницах узнали только после подрывов. После взрыва автобуса и бомбы на вокзале в Волгограде мы узнали, что и Асиялову, и Асланову объявляли в розыск. С ними были еще двое. То есть, четыре смертницы рассредоточились по стране, а нам об этом как бы в шутку намекнули. А затем как бы намекнули снова: две взорвались, а две остались. Мол, следите за событиями.



Но я хочу о другом. Я хочу сказать о дамах.



Кто такая черная вдова? При этом сочетании принято представлять скорбную и решительную фигурку женщины, согнувшейся под тяжестью утраты — ее мужа, отца ее детей, защитника очага — убили силовики. Сдается мне, таких вдов среди шахидок единицы. Штучный товар.



«Черные вдовы», о которых нам довелось слышать в последние годы, почтив все имеют стандартную биографию: один муж, второй муж. «Замужество» происходит в лесах, длится 1-3 месяца, после чего муж меняется. Самая распространенная причина «вдовствования» — муж совершил переход, ушел на дело, в город. Иногда «мужа» убивают, да. Есть шахидки, успевшие сменить до совершеннолетия с десяток «мужей». Попросту говоря, в лесных лагерях процветает разврат.



Смертница Зарема Мужахоева, не взорвавшая себя у кафе в центре Москвы, рассказывала о месяцев в лагере боевиков. Нравы там были те же: временные браки, новые мужья каждую неделю-две. К слову сказать, временный брак не признается суннитами и частью шиитов. Впрочем, это неважно, так как среди боевиков обряд «мута» муллой не совершается, брачный договор не заключается. Рассказывала она и про первую смертницу Хаву Бараеву: смертельно влюбленная в своего дядю Арби Бараева, Хава, по рассказам коллег по черному поясу, перевидала «мужей» немало, прежде чем сесть за руль начиненного пластидом грузовика.



Вот и якобы бродящая по Сочи Рузана Ибрагимова в свои 24 дважды побывала «женой» полевых командиров



рузана



Оксана Асланова, которую объявляли в розыск в ноябре и которую сначала назвали смертницей с волгоградского вокзала, успела овдоветь дважды



асланова



Мадина Алиева, взорвавшая себя в мае в Махачкале, к 25 годам стала дважды вдовой



мадина



В многочисленных интервью развербованные смертницы, соседи, родственники смертниц говорят об об одном и том же: после полевого «замужества» девчонке трудно вернуться в родное село — на ней стоит печать развратности. Биография последних лет жизни большинства подрывниц писана слово в слово: жила в неблагополучной семье, столкнулась с вербовщиками (на курсах арабского, в интернете, в мечети, у соседей), надела хиджаб, пошла в лес на джихад, была отдана мужу, через несколько недель — второму, захотела вернуться в дом — не приняли. Куда еще? В лесу кормить-поить до старости не будут, в настоящие жены вряд ли возьмут. Выход: наркотики, джихад, самоподрыв.



Смертница из волгоградского автобуса Наида Асиялова «черной вдовой» не была, однако и в ее биографии заметную роль играло растление: в 17 лет ее якобы соблазнил учитель, после чего долго шантажировал. Итог — репутация гулящей девки: в родном селе нигде не принимают, семья молча отворачивается. Камнями не забивают — и слава Богу. Куда такой деться?



наида



У известной нам Заремы Мужахоевой была схожая история: муж погиб, оставив с малолетним ребенком на руках. Родная семья (тетя) назад не приняла — не по обычаям. Ребенка оставили родителям мужа, Мужахоеву — под замок, чтобы не смешить село. Куда податься? Правильно, к соседям, чьи дочки были посмертно обвинены в захвате «Норд-Оста». Соседи пристроили Мужахоеву к боевикам.



мужахоева



Кто придумал порочную систему по организации полевых борделей, которые на входе дают услужливых подружек, а на выходе — держащих весь мир в страхе «черных вдов»? Сколько зайцев убито сразу: боевики решают проблему нехватки наложниц, снимают с себя ответственность за соблазненных девушек, получают «сестер по священной войне». «Сестры» прославляют ваххабитов перед лицом Аллаха, попутно пугают россиян и уже ставят под вопрос безопасность Олимпиады.




Как удачно совпало, а? Какого сильного ума человек придумал эту стройную систему?!



Сдается, что для борьбы с терроризмом лучше открыть по стране комитеты помощи обманутым женщинам. Кроме Аллаха затюканным родственниками жертвам полевых соблазнителей деться в России некуда.



***



Кстати, когда я писала этот пост, то вспомнила: о Хаве Бараевой я впервые услышала из песни Тимура Муцураева. Романтическая композиция о грузовике, который несется, «полным пластидом и судьбой». Песнями Муцураева в Тюмени в середине 2000-х заслушивалась передавая студенческая общественность, игравшая в «Что? Где? Когда?». Песни на телефоне включал наш приятель Артем Комсюков, сын начальника областного УБЭП Сергея Комсюкова, чья жена из Чечни. Странно, что я не вспомнила об этом раньше. Впрочем, Сергей Комсюков был развенчан, пост свой потерял – теперь вспоминать о юности его сыновей можно. Тем более, что сам Артем уже вырос и превратился в очень успешного бизнесмена. Это я к чему? Романтика джихада способна завлечь не только наивных соблазненных девчушек: пара добрых слов, ласковая песня — и девчонка ваша навеки, тем более, что после «замужеств» ей и податься некуда.

Мое

25+

Скурвились

Два вечера в Тюмени смотрела новости: ничего не узнала о событиях в городе. Журналисты кажут только самих себя и губернатора: каждый день журналистам в каких-то конкурсах призы дают. Позавчера губернатор вручал, "за активное сотрудничество", вчера они пели в караоке на приз департамента информполитики области и получили награды от управления ФСКН, "за объективную критику". Зоопарк еще казали, вот! И Омельчука.
Больше нечего. За полтора года вычищены остатки, в СМИ не осталось даже тех, кто писал хоть и нечестно, но красиво... любых способных вымели. "Культурные обозреватели" сейчас обидятся. И поделом: какая культура, такие и обозреватели остались.
Сидят в телевизоре лоснящиеся хари, играют в караоке с ментами и чинушами из правительства области, пресс-секретарь губернатора поет какую-то песню Киркорова - ему "пресса" подпевает, все это в пяти новостных выпусках за день гоняют на госканале за бюджетные деньги.
На 2014 года в облбюджете на "освещение деятельности правительства ТО" выделено более 500 млн руб. И в городском бюджете - до 80 млн.
Половину лиц с голубых экранов смутно узнаю: кредитами обвешаны, машины у них в залоге, уже битые, дети...
Глупые, чего уж... нехай теперь за свой Хендай от Запсибкомбанка подпевают чинушам.
Кто на безделушки не падок был, тот как-то вывернулся: уехал, ушел из официальных СМИ в блоги, публицистику, обещественные проекты, а зарабатывает другим трудом... остались в основном, как я понимаю, подонки, искренние глупцы и закредитованные. Система сама все сделала
25+

Русские blat и avos’ отомстят иностранцам за Сочи

Иностранные чиновники от спорта, политики, руководство МОК уже показали нам свою неразборчивость, свою алчность, свое наплевательство к российскому народу. Эти люди заявили, что поедут в Сочи назло нам. Именно назло. Им плевать, что стройка в Сочи вымыла из нищей России последние деньги. Плевать, что Олимпиада стала поводом для беспримерной коррупции. Плевать, что спортивные объекты практически строились рабами, что на бесправных рабочих делались огромные барыши, а им зачастую не платили зарплату. Рабы построили олимпийские объекты — а плевать!

Плевать, что едут чемпионы в страну загнанных рабов, в страну тотальной несвободы, в страну повального казнокрадства, пыток, полицейского беспредела.

Выпустили Ходорковского (1 шт.), Pussy Riot (2 шт.), фигурантов Болотной (5 шт.). Иностранцы вздохнули. За восьмерых выпущенных всю страну приговорили к позору и расхищению.

Тут бы и подумать, будто европейские и американские граждане, особенно те из них, что состоят на госслужбе, искренне презирают россиян, желают гулять за их счет, пить и веселиться. Однако вспомним, что и бразильцев они презирают. Сколько бразильцы ни просили не ехать к ним на ЧМ, просьбы их остались не услышанными: на Чемпионат мира прут, будто и нет их в Бразилии, этих бразильцев. Выходит, иностранные чиновники и политики ко всем относятся с пренебрежением. На всех им плевать, кроме самих себя.

Тогда придется объяснить иностранным гражданам, зачем они должны воздержаться от поезди в Сочи исключительно из любви к себе.

Во-первых, в Сочи иностранец может безвозвратно умереть. А если он еще и спортсмен, какой-нибудь прыгун с трамплина, то шансы его на летальный исход существенно увеличиваются. Обратите свое внимание, уважаемые иностранные спортсмены и чиновники, на сводки новостей с мест российских терактов и катастроф. Что делают с жертвами? Их везут в Москву. Жертв крупного ДТП, теракта и других громких трагедий, имеющих для власти опасность в виде социального недовольства, везут спасать в Москву. Все потому, что в российских городах, даже областных столицах, нет высокотехнологичной медпомощи. В России ничего почти нет: вместо центров нейрохирургии построили новый Сочи.

В Сочи нейрохирургии тоже нет. Если ваш, Ангела Меркель, или ваш, м-р Обама, прославленный чемпион навернется на несчастном трамплине «Русские горки», в Сочи ему никто не поможет. Первое и самое важное сообщение, которое иностранцы, алчные до забав за чужой счет, должны усвоить — в Сочи нет условий для спасения жизней спортсменов. Более или менее простые операции им проведут и на месте, но — за счет жизней местных жителей. Медицина в России не развита, очереди на операции огромные. Сломавших себе шею немцев или канадцев будут лечить за счет вычеркнутых из очереди россиян.

Но вам, уважаемые немцы и канадцы, конечно плевать, вы ведь действительно считаете себя вправе рассчитывать на наши жизни, на наши деньги, наши свободы. Иначе зачем вы едете в Сочи, зная, что весь юг России для вас зачистят, людей запрут по домам, на три месяца запретят выходить на работу в районах, смежных с олимпийскими объектами? Зачем вы поедете в город, превращенный в концлагерь в прямом смысле, в лагерь, где люди бесплатно работают, не смеют открыть рта и ходят под прицелом? Где у них забрали землю, дома, забрали право на свободу передвижения?

Ах, да, наверное, вы едете туда, чтобы отравиться.

Раскрою тайну. Дело в том, что вашим спортивным чиновникам хватило ума сообразить — уровень коррупции в России таков, что есть сферы, которые россиянам отдавать нельзя на самостоятельное исполнение. Одна из таких сфер — питание. Уважаемые иностранцы, спортсмены и их чиновники, а вы думали, что будете в Сочи есть? Знаете ли вы, что российские поставщики продуктов и кейтеринговые компании признаны неспособными обеспечить олимпийский Сочи продуктами питания в полном объеме? А потому к снабжению допущено множество европейских компаний. Из-за проблем на российской таможне и транспортных заторов фуры из Швейцарии, к примеру, выехали еще до Нового года (были сообщения в местных СМИ). Что они довезут?

Знаете ли вы, что в целях избежания терактов продукты в Сочи будут завозить специально аккредитованные машины? Их сейчас аккредитовали около 3000 штук. Для Сочи доставляют ежедневно порядка 2000 тонн продуктов. Во время Олимпиады норма увеличится минимум в пять раз. Продукты разрешено перевозить только ночью. Итог — хаос и заторы на дорогах. Краснодарский край не в состоянии обеспечить участников и гостей Игр продовольствием самостоятельно, а из других регионов продукты будут доставлять с задержками, так как российские дороги к траффику чувствительны. Это первая причина, по которой ваши уважаемые иностранные организмы имеют шанс безвозвратно отравиться в Сочи.

Вторая причина — электросети. Почитайте свидетельства местных жителей и новости из олимпийского городка. Едва ли не каждый день на ленты информагентств приходят сообщения об обесточивании тех или иных районов города. Секрет прост: электромощности в Сочи значительно не увеличили, а энергопотребление в последние годы возросло в разы. Во время Игр оно подскочит многократно. Уже сейчас продуктовые склады, на которые свозят запасы продовольствия для Олимпиады, оказываются периодически без электричества. Думаете, россияне выбросят испорченную еду и самолетами привезут вам свежих омаров? Нет, они скормят вам протухший провиант, надеясь, что ваши желудки переварят отраву. Россияне всегда надеются на авось. Вам, пустившимся в сочинскую авантюру, еще предстоит выучить это сакральное русское слово av’os’

Слово это вы выучите быстро, тем более, что в вашей жизни появится еще одна причина отравиться насмерть — она называется другим словом, на сей раз советским — blat.

Для вас же, особенно фрау Меркель, выросшей в Восточной Германии, не секрет, что в коррумпированных обществах действует принципиально иная система распределения должностей и государственных заказов. Вот и представьте, что доставлять продовольствие в Сочи, готовить обеды буду не те, у кого продукты свежее, цеха чище и повара способнее, а… скажем, кормить спортсменов и зрителей возьмутся зятья, свахи, соседи, племянники сочинского мэра, руководства Олимпстроя, высокопоставленных силовиков. Опыт проведения международных соревнований в отсталых странах показывает, что благополучный исход игр могут обеспечить лишь некоррумпированные силовики. В России такой сценарий не пройдет, потому что силовики в России — конечный бенефициар коррумпированных сделок. Вас будут травить родственники и друзья наших коррупционеров, потому что все крупные государственные заказы в России распределяются за деньги и по блату (blat). Так всегда в современной российской истории. Ваши спортсмены и болельщики — лишь капля в российской истории, для них история исключений делать не будет.

Вы напрасно недооцениваете риски российской коррупции. Вы зря лезете на стадионы, построенные коррумпированными чиновниками с использованием бесправных дешевых мигрантов, а не профессиональными девелоперами с помощью высокооплачиваемых строителей. Вы совершенно зря не берете в расчет сроки сдачи объектов. К примеру, возьмем комплекс трамплинов «Русские горки». За пять лет его построили на 90%, а оставшиеся 10% Дмитрий Козак пообещал достроить за 15 дней. Так и объявил приехавшему в Сочи после Нового года Владимиру Путину: «Готовность комплекса чуть более 90%, но к 20 января все будет сдано».

Так везде в Сочи. Несколько лет пускали пыль в глаза, деньги, как в случае с «Русскими горками», вертели в банках под процентами, проценты вкладывали в более прибыльные проекты, а сочинские объекты стали строить в последний момент. Почему? Потому что есть русские blat и otk’at, которые помогут сдать объекты и в неготовом виде, и есть av’os’, который, даст Бог, пронесет мимо трагедий.

Есть риск, что ваши трамплины, стадионы, гостиницы окажутся карточными домиками. Мы уже видели, как в Сочи смывает набережные, как рушатся фундаменты новых домов.

Для вас, уважаемые иностранные спортсмены, это значит, что вы можете быть передавленными на стадионах и в домиках, построенных в России. На вас упадет подвесной потолок, сделанный за час до церемонии открытия и с надеждой на av’os’. Вас задавит водитель автобуса, который устроился в Сочи блату. Вы можете сгореть заживо в кафе, которое за взятку не было проверено пожарным инспектором. Вы можете подорваться на бомбе, которую провезут в город также за взятку. Вам не стоить верить словам Владимира Путина о безопасности в Сочи, потому что в нищей стране с полицейским произволом все решает вовсе не глава государства, а деньги.

Доблестные российские полицейские вас взорвут и перевзорвут сорок раз за 100 евро взятки на въезде в город. Думаете, в алчной, аморальной стране не найдется одного мента, который выпьет на посту, возьмет от террориста взятку или поленится проверить документы?

Вы зря к нам сунулись. Вы зря наплевали на наши просьбы. Вы зря взялись за переговоры с нашими «лидерами», которые грабят и попирают свой народ.

Мы не бразильцы. У нас есть blat и av’os’, они отомстят. Дай Бог, конечно, чтобы вы унесли из Сочи ноги целыми и невредимыми. Однако будет ли так? Полстраны вас не хочет видеть, полстраны начнет внимательно считать каждый съеденный вами в Сочи кусок.

Когда этот кусок встанет вам поперек горла, вспомните, что вас предупреждали. И ваши правительства предупреждали. Когда вы перетравитесь в Сочи, переломаете себе ноги и головы, спрашивайте с ваших политиков — они были предупреждены.

И с МОК спрашивайте. С Жака Рогге и Томаса Баха. Я бы на вашем месте, уважаемые олимпийцы, требовала тщательного расследования действий руководства МОК, которое не раз одобрительно высказывалось о сочинской клоаке. Что они за это получили? Не осознанно ли эти двое обрекли вас на смертельные риски?

Ничего, русский блат с родным авосем и за Жака Рогге отомстит.

Мое
25+

Питер стал периферией. Побег из провинции в провинцию, или Я уезжаю

Так сложились стечения дурных и прекрасных (большей частью) обстоятельств, что мне снова пора уезжать. Здесь я уже не к месту. Большой город в России это все же не city. Много езжу по стране в последние годы и все сильнее ощущаю, что перекос в сторону централизации у нас набрал возмутительный градус. За пределами Москвы не остается ничего. Нет интеллигенции (местечковость алчных чинуш от культуры и образования подъедает ее остатки). Нет журналистики - другие чинуши в своем желании угодить тем, наверху, зачистили информпространство, кого копеечкой приструнили, кого - кнутом. Провинция сереет. Убога.

На фоне общероссийской вялости достаточно импозантно выглядят города сытые. Казань, Уфа, Тюмень и ее север. Здесь народ покупал себе компы, пока вся страна только облизывалась на диковинки. Здесь есть городские порталы с 50-60-80-тысячной дневной аудиторией при населении в 600 тыс. человек. Здешние жители привыкли к заграницам. В общем, причин носить шоры у более или менее сытого тюменца, сургутянина поменьше, чем у обитателя славного города Рязани, к примеру. Но и мы - провинция. Справа нас хлопают, отодвигают на периферию, а слева - сытый народец лезет на сайт BBC и собирается тыщами в -28С. Конфликт имеется, но ждать, пока он породит дитя, мне уже не по силам.

Я уезжаю. Снова уезжаю. На сей раз - в Питер. Тут нужно сделать нелирическое отступление. Везет тем, кто, может, даже втайне от себя, тешится надеждами: ну, если уж совсем громыхнет, то за границу убегу. Пересижу.
Мне везет меньше, я не тешусь. Бегала. И, к несчастью своему, знаю, что к эмиграции не приспособлена. Поросячьи настроения у меня остыли. Я на эмиграцию не надеюсь - знаю, что для меня это пытка. В общем, стоит необходимость хлопать ушками здесь. Я решила хлопаться в сторону Питера. Хотя...

И здесь - отступление второе. Питер стал ужасно провинциален. С 1999 года посещаю я этот город и вижу, как мощь его, влияние сворачиваются. Питер вытеснили на обочину. Ничего исторического он уже не вершит. Не осталось там лидеров мнения, влиятельных газет и могущественных экспертов. Так, шустрят  преимущественно по-мелкому, и только. Это, конечно, не Тюмень, но уже и не колыбель революции.

Однако я еду туда. Во многом и из-за достигнутого по случаю увядания баланса деловой живости и бытового спокойствия. Питер стал размеренней, чем 13 лет назад. Нет давки за места в первом ряду. Самого первого ряда тоже нет - места в партере перемешаны, ряды расстроены. Питер будто вздохнул горько и с пониманием. "This is it for now, ain't?"

... и тут появляюсь я!

25+

Не летайте в Тюмени. Не летайте UTair. Упаси Бог, ATR. Обзор аварий

13.01.2008 ATR-42  (Москва-Тюмень) из-за разгерметизации кабины вернулся во Внуково

03.08.2008 (Москва-Тюмень). В небе загорелась проводка. Салон задымило

18.02.2009 ATR-42 (Тюмень-Сургут) вернулся в аэропорт с 4 000 метров из-за разгерметизации

23.09.2009 Боинг 327 (Тюмень-Москва) вернулся с 10 000 метров из-за отказа системы кондиционирования

26.12.2009 Боинг 737 (Омск-Москва) сел в Тюмени из-за отказа генератора

18.03.2010 ATR-42 (Сургут-Тюмень) аварийно сел в Рощино

1.03.2011 Боинг 737 (Тюмень-Москва) вернулся в Рощино, набрав уже 5000 метров. Техническая неисправность

27.05.2011 Ту-134 (Тюмень-Москва) вернулся в аэропорт. Отказ левого двигателя

17.08.2011 ATR-42 (Ханты-Мансийск-Екатеринбург) аварийно сел в Тюмени. Отказ навигационных систем у обоих пилотов

20.10.2011 ATR-42 (Белоярский-Советский-Тюмень) в Тюмени разорвала шины колес на передних шасси

22.10.2011 ATR-72 (Нижневартовск-Тюмень). Прилетел на полчаса раньше. Аварийная посадка из-за отказа генератора

14.12.2011 ATR-42 (Тюмень-Ноябрьск) вернулся в аэропорт из-за неполадок шасси. Починившись, улетел

28.12.2011 Боинг 737 (Новосибирск-Москва) сел в Тюмени из-за сердечного приступа у стюардессы

30.01.2012 CRJ-200 (Тюмень-Новый Уренгой) вернулся в аэропорт. Заело шасси

02.04.2012 – таки разбился

20.06.2012 Боинг 737 (Тюмень-Москва) сел в Екатеринбурге

25.06.2012 ATR-42 (Тюмень-Нижневартовск). Во время разгона передумал лететь. Отказ двигателя

Это только Тюмень. Только быстрый поиск. И только UTair

25+

Марш миллионов: солдатики, дружинники и американский посол

15 июня на семинаре МШПИ выступал посол США в России Майкл Макфол. Он рассказал, что 12-го, аккурат во время марша, он был в Кремле, на официальном приеме Путина в честь Дня России. Когда выдалась минутка, я подскочила к Макфолу и спросила:
- Дорогой мистер. Вы были там, видели ЕГО в то самое время. Скажите, ОН, ОНИ все хоть как-то выдали в себе волнение? Ведь в 3 км от Кремля собралось больше сотни тысяч.
- Никак, - сказал Макфол. И повторил устало. - Никак.


кыш
К Оргкомитету маршей, митингов на Болотной-Сахарова я вообще отношусь крайне неоднозначно. И к самими маршам тоже. В моем видении, наша история претерпит скорейшие перемены только в случае насильственного столкновения народа и власти. Гражданской войны, то есть. Но я войны не хочу. Войны не надо, а в мирные перемены я не верю — не та у нас власть. 12 июня на Сахарова вышли люди с богатым опытом организации в массовые группы. Я бы сказала, что вышли люди с некоторыми навыками бесстрашия относительно сопротивления силовикам. Но вот навыков организованного отпора у них нет. 100 тысяч организованных, нога-к-ноге граждан, не способных оказывать сопротивление — идеальная мишень. Вздумай власть, что толпа идет на Кремль, передавила бы, как котят.
Вот потому я как-то не определилась еще со своим отношением к этим митингам. Вернее, к их последствиям.
Однако, на Марш 12-го я пошла. Не то, чтобы я приехала в Москву специально помитинговать. Но раз уж в тот прекрасный солнечный день я оказалась неподалеку — в Голицыне, - то пропустить историческое событие не могла.
Вообще, с семинара Московской школы политических исследований, где я, собственно, и пребывала, в Москву мотанулось человек 10. Несмелыми группами по трое-четверо. Был среди нас и корреспондент польского журнала Krytyka Polityczna. Социалист Павел Пенёнджек снарядил котомку с техникой, сам прыгнул в электричку и поехал. Встретились мы на подходе к Москве.
Collapse )
25+

Следственный комитет проверяет полицейских, задержавших активиста Ламбина

Следственное управление следственного комитета РФ по Тюменской области проводит проверку действий полицейских при задержании гражданского активиста Николая Ламбина. Николай не успел даже написать им заявление о совершенном в отношении него преступлении (хотя собирался), СК начал проверку по сообщениям в СМИ. Вчера, 24 мая, Николай в присутствии своего адвоката был опрошен следователем СК. Он сообщил то же самое, что и в своих предыдущих заявлениях: наркотики ему подбросили, а предыдущие показания он дал под физическим и психологическим давлением сотрудников полиции, в частности, центра "Э".

Ниже - расшифровка дополнительного допроса Николая в полиции, который, в общем-то идентичен тому, что он говорил в СК.

ПРОТОКОЛ дополнительного допроса подозреваемого 


Collapse )